Michael Peregudov (beorn) wrote,
Michael Peregudov
beorn

Какие предметы должны быть обязательными в старших классах?


«Известия. Московская Неделя» № 41 (28302), 11 марта 2011 г.

Очень жаль, что «Известия» не потрудились опубликовать данные о выборке. Или ВЦИОМ не потрудился их предоставить? Как бы то ни было, очень хочется узнать, что за люди могли так ответить.

Первые две позиции вопросов, в общем, не вызывают. Хотя всё же остаются сомнения в том, что люди назвали эти предметы потому, что они действительно нужны (хотя про объём школьной программы по каждому из них, да и что уж греха таить, по многим другим предметам тоже, конечно, стоит ещё поговорить отдельно), а не потому, что по ним уже много лет в обязательном порядке сдаются выпускные экзамены что в 9-м, что в 11-м классе.

Идём дальше: третье и четвёртое места — литература и история. Отрадно, конечно, что они попали в первую пятёрку, но посмотрите на цифры: 43 и 42 процента, соответственно. Меньше половины! Отвращение к литературе как к школьному предмету я могу понять (её у нас преподают так, что застрелиться хочется), но что случилось с историей? И ведь эти 58 процентов опрошенных, не назвавших её, наверное, потом будут удивляться, откуда у нас такой бардак в голове в том, что касается собственного непредсказуемого прошлого.

Пятое место. Иностранный язык. 28 процентов. Повторяю: двадцать восемь процентов, меньше трети! Вот что это? Как это понимать: как "А чё они? — Раз припёрлись сюда, пущай говорят по-нашему, а раз не умеют, пускай идут в пень!" или как общую тупость нашего народа, до сих пор (первое десятилетие XXI века уже позади — опомнитесь!) не осознавшего важность владения хотя бы английским в нашем глобализованном мире? Хотя если вспомнить, какая часть населения нашей страны имеет загранпаспорта и хоть раз бывала за пределами бывшего СССР, удивление несколько проходит.
Впрочем, такой расклад означает, что уж на мой-то век работы переводчикам хватит, что не может не радовать.

Шестое место — география, 12%.

Правдин. Да не у ней ли оба учились и географии?
Г-жа Простакова (сыну). Слышишь, друг мой сердечный? Это что за наука?
Митрофан (тихо матери). А я почем знаю.
Г-жа Простакова (тихо Митрофану). Не упрямься, душенька. Теперь-то себя и показать.
Митрофан (тихо матери). Да я не возьму в толк, о чем спрашивают.
Г-жа Простакова (Правдину). Как, батюшка, назвал ты науку-то?
Правдин. География.
Г-жа Простакова (Митрофану). Слышишь, еоргафия.
Митрофан. Да что такое! Господи боже мой! Пристали с ножом к горлу.
Г-жа Простакова (Правдину). И ведомо, батюшка. Да скажи ему, сделай милость, какая это наука-то, он ее и расскажет.
Правдин. Описание земли.
Г-жа Простакова (Стародуму). А к чему бы это служило на первый случай?
Стародум. На первый случай сгодилось бы и к тому, что ежели б случилось ехать, так знаешь, куда едешь.
Г-жа Простакова. Ах, мой батюшка! Да извозчики-то на что ж? Это их дело. Это-таки и наука-то не дворянская. Дворянин только скажи: повези
меня туда, свезут, куда изволишь. Мне поверь, батюшка, что, конечно, то вздор, чего не знает Митрофанушка.
Стародум. О, конечно, сударыня. В человеческом невежестве весьма утешительно считать все то за вздор, чего не знаешь.

Фонвизин написал «Недоросля» в 1782 году. Прошло больше 200 лет. Ни хрена не изменилось. Справедливости ради скажу, что мои воспоминания о школьной географии больше всего похожи на ночной кошмар, но это уж так с учительницей «повезло», ничего не поделаешь.

Седьмое место — информатика, те же 12%. Давайте сопоставим эти 12% с потрясающе низким уровнем компьютерной грамотности в нашей стране и подумаем, где тут причина, а где следствие. А если вспомнить про 72% опрошенных, не выбравших иностранный язык, то станет ясно, что «S как доллар» — это надолго. Может, даже навсегда.

Давайте перейдём теперь сразу к 11-му месту, на котором у нас расположилась физкультура. Мысль о том, что в старших классах её всё ещё нужно преподавать, пришла в голову шести процентам опрошенных. Я вот прямо представляю себе, как кривая на графике под названием «Вес среднего жителя РФ» стартует вверх со скоростью ракеты-носителя «Союз»...

Пять процентов, полученные химией (12-е место), спишем на то, что предмет объективно сложный и у большинства школьников с ним проблемы. У меня так вообще беда была.

Экономика — 13-е место, пять процентов. Хорошо, но только давайте тогда перестанем удивляться, что есть люди, вкладывающие все свои деньги в пирамиды, люди, берущие по нескольку кредитов, которые они заведомо не смогут погасить (правда, тут ещё и банки не очень красиво себя ведут), и прочие интересные феномены. Очевидно, что без базовых знаний о том, как вообще всё это финансово-кредитное безобразие работает, жить тяжело.
Ещё мне хочется сказать, что, по-моему, под предметом «экономика» у нас обычно понимается и преподаётся не совсем то, что действительно нужно в жизни. Я помню, когда у нас в ИнЯзе начинался курс экономического немецкого (Wirtschaftsdeutsch), я страшно обрадовался. Радость быстро сменилась разочарованием от того, что под этим скрывалась проклятая VWL (макроэкономика). Блин, ну почему так тяжело понять, что в 9 случаях из 10 переводить приходится про BWL (экономика предприятий), бухучёт и прочие приземлённые вещи (которые, разумеется, не преподают), а не про абстрактные общие закономерности товарно-денежных отношений и политику монетарных властей?! Впрочем, наверное, стоит смириться с тем, что наше образование на всех уровнях имеет мало общего с реальной жизнью. Правда, следуя этой логике, всю программу по экономике в РФ можно было бы уместить в два урока. На первом рассказать, что такое коррупция (и раздать вот эту статью), на втором — про распилы и откаты.

14-е место обществознания в сегодняшней России не должно вызывать удивления. Знания о том, что такое правовое государство, демократия, разделение властей, сдержки и противовесы, в нашей стране никому не нужны, так как абсолютно неприменимы на практике.

ОБЖ на 15-м месте. Ничего не могу сказать: у меня в школе этого предмета не было. Правда, он почему-то был в вузе, длился целых два семестра (для сравнения: на введение в культурологию выделили всего один) и представлял собой совершеннейшую хуету.

Пресловутая «Россия в мире» на 17-м месте. Надо же, нашлись-таки два процента опрошенных, которые понимают, что это за странный предмет. Я вот, например, не понимаю.

Технология и труд. 18-е место, один процент. Вот печально, кстати. Я, например, жалею, что у меня в школе не было труда в нормальном виде, где учат работать на токарном станке и мастерить табуретки. То безобразие в первом или втором классе, где всех, независимо от пола, принудительно учили вышивать на пяльцах, считать не будем и спишем на то, что на календаре были 1991—1993 годы, а в стране был пиздец.

Ну, и почётное последнее место — экология, один процент. Я, честно говоря, подозреваю, что процентов было меньше, чем один, но на графике решили ограничиться целыми числами и округлили результат в бóльшую сторону. Как говорится, без комментариев. Экологическое сознание у нас в стране отсутствует и, видимо, ещё не скоро появится. Даже зачатков нет, например, большинство граждан не знает, что мусорить плохо.

Напоследок скажу ещё вот что. Вопрос всё-таки был задан про старшие классы школы, а не про среднее образование вообще. По идее, это значит, что низкий результат ряда предметов можно списать на то, что участники опроса исходили из того, что эти предметы в полный рост преподаются с первого по восьмой или девятый классы. Если это так, то у меня есть контраргумент: в программах практически всех упомянутых предметов есть вещи, которые раньше, чем в старших классах, преподавать бесполезно: дети их не поймут просто в силу возраста. Но, по-моему, обольщаться всё же не стоит. Наше образование, как и вся страна, в жопе. Засим пока прощаюсь. Всем спасибо за внимание.
Tags: грустно, мнение, мои тексты, образование, пиздец
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments