Michael Peregudov (beorn) wrote,
Michael Peregudov
beorn

Dolmetschen. Rückblicke

Решил чуть-чуть прибраться в комнате и наткнулся на старые ежедневники. Отчего-то потянуло на воспоминания о своих первых переводах.

Как ни странно, мой самый первый заказ на устный перевод был связан вовсе не с немецким языком, а с английским. Было это 18 или 19 мая 2004 года. Я учился на 3 курсе ИнЯза, мне позвонил бывший одноклассник и предложил попереводить последовательно про гольф в гостинице «Рэдиссон Славянская». С английского. Я, разумеется, тут же отказался. Во-первых, я до сих пор не решаюсь работать с английским, хотя сейчас знаю его гораздо лучше, чем на 3 курсе, а уж тогда это было и подавно из области фантастики. Во-вторых, про гольф я тогда знал только то, что такой вид спорта в принципе существует и что там нужно хитрыми клюшками загнать маленький белый мяч в лунку. Сейчас, кстати, я знаю про гольф ненамного больше. В общем, с какой стороны ни глянь, полный облом. Но одноклассник очень просил. Собственно, переводчика он искал по просьбе его тогдашней девушки, которая работала в оргкомитете выставки «GOLFexpo». Переводчик нужен был срочно и, похоже, я был их последней надеждой. Эти обстоятельства, ещё не выветрившиеся тогда из головы студенческая наглость и уверенность в себе, а также тот факт, что мне до «Рэдиссона» минут пятнадцать пешком, заставили меня согласиться. Кстати, интересная вещь: студентом я брался переводить абсолютно всё, если речь шла о переводе с немецкого и на немецкий. Сейчас, хотя опыта стало больше и мой переводческий уровень, безусловно, вырос, я порой десять раз подумаю, прежде чем согласиться переводить на какую-нибудь совсем незнакомую тему, особенно техническую и особенно если нет материалов.

Надо сказать, отпереводил я тогда неплохо, клиенты остались довольны. Возможно, меня спасло то, что переводить приходилось, в основном, на русский, и то, что для большинства выступающих английский не был родным языком. Сколько мне тогда заплатили, я уже не помню. Зато бэджик остался:



Это был мой первый и пока последний заказ с английским языком. Всё остальное время я работал и пока работаю только с немецким. Хотя мне приходилось переводить с английского и на английский ещё три или четыре раз, но это всегда было спонтанно, т.к. того требовала сложившаяся на мероприятии ситуация, и меня всегда изначально нанимали как переводчика немецкого языка. Один из таких случаев был довольно забавный, хотя понервничал я тогда изрядно, до сих пор вспоминаю. Но о нём как-нибудь в другой раз.


Теперь поговорим о немецком, именно этот язык кормит меня (и довольно неплохо!) уже несколько лет. Самый первый перевод с немецкого за деньги у меня случился 22 июня (!) 2005 года. Я только сейчас осознал символичность этой даты, найдя в старом ежедневнике вот такую запись:



Почерк у меня кривой, поэтому на всякий случай расшифрую: «Düss. Kontaktbörse 14—17/18». На следующий день, кстати, я сдавал в ИнЯзе экзамен по общему языкознанию. Сдал на «отлично». Судя по записи, переводил я на бирже контактов в рамках очередных Дней Дюссельдорфа, которые проходят в Москве каждый год. Подозреваю, что позвал меня туда Роман Матвеев, мой замечательный друг и прекрасный коллега, которому я обязан, пожалуй, если не всем, то очень и очень многим из того, чего я добился как переводчик, а в своё время — и как диктор: именно Роман привёл меня когда-то на радио «Голос России». А началось когда-то всё с того, что тов. Матвеев преподавал у нашей группы немецкую фонетику на 1 курсе. Вот так.

Точно знаю, что перевод был последовательный, но больше не могу вспомнить ничего: ни где всё было, ни какой именно фирме переводил, ни сколько денег заработал.


Дату своего самого первого заказа на синхронный перевод я пока не нашёл, знаю только, что я ещё учился в ИнЯзе, то есть это случилось не позже лета 2006 года. Зато я очень хорошо помню где, с кем и как это было. Справедливости ради стоит сказать, что самый первый «официальный» синхрон у меня случился во время стажировки в Гермерсхайме в 2004 году на церемонии вручения дипломов выпускникам. Но это было как-то не совсем по-настоящему: мы всё-таки были студентами, денег нам не платили, и, хоть нам и говорили, что это всё серьёзно, официальное мероприятие и всё такое, мы, конечно, понимали, что это тоже своего рода тренировка в ходе обучения, пусть даже преподавателей и не было поблизости. Поэтому началом своей карьеры синхрониста я считаю всё-таки другое мероприятие.

Дело было в здании правительства Москвы на Новом Арбате — знаменитой «книжке», где раньше располагался СЭВ. Там, кстати, лучшие стационарные кабины синхронного перевода в Москве (ну, из тех, где я работал, разумеется). Я уже не помню, что это было за мероприятие, но мне кажется, это было пленарное заседание в рамках очередных дней экономики какой-нибудь германской федеральной земли в Москве. Меня позвал к себе в пару Михаил Фирстов, один из лучших переводчиков Москвы. Ему я тоже обязан очень многим в своём профессиональном (и не только) развитии. Он вёл (да и сейчас ведёт) у нас в ИнЯзе устный последовательный перевод и, главное, факультатив по синхрону, куда я ходил. У него я писал свой диплом. И так получилось, что он же и «ввёл» меня в профессию синхрониста.

Помню, волновался я страшно (Сами посудите: первый в жизни настоящий синхрон, да ещё сразу в мэрии и с собственным преподавателем в паре!), поэтому не обошлось без курьёза. Если вдруг кто-то не знает, для синхронного перевода нужна очень высокая концентрация, сохранять которую бесконечно невозможно. Поэтому синхронные переводчики работают в парах и меняются каждые 15—20 минут. Первые 15 минут взял на себя мой коллега. Когда пришло время меняться, я переключил микрофон и от волнения стал звучащий в наушниках русский текст переводить... обратно на русский. Вставший со своего кресла, но не вышедший из кабины и стоявший у меня за спиной Михаил Фирстов (Он ведь тоже понимал, что я это делаю по-серьёзному в первый раз и что может случиться всё, что угодно), протянул руку к моему пульту, нажал на кнопку «Mute» и спокойно сказал мне: «Миша, вы переводите на не-мец-кий!» После этого мозги у меня встали на место и дальше я переводил вроде бы уже нормально.

Вот так начинался мой путь в профессии. С тех пор прошло уже шесть лет, за которые всякое бывало. И политикам переводил, и писателям, и художникам, и актёрам с режиссёрами. Кому я только не переводил! Был у меня один провал, прямо настоящий такой провал, с треском и криками «Неправильный перевод!» из зала. Может, расскажу как-нибудь Вспоминать противно, но что было, то было. К счастью, уже давно и всего один раз. И я делаю всё для того, чтобы эта цифра не увеличивалась.

За это время у меня накопилась целая коробка бэджиков с самых разных конференций, выставок и прочих мероприятий:





Собирать я их начал после того, как по наводке wladi посмотрел фильм про синхронистов «Die Flüsterer / The Whisperers». Идею я позаимствовал у Вернера Циммермана, переводчика (французский язык) тогдашнего канцлера ФРГ Герхарда Шрёдера:

Tags: ИнЯз, перевод, работа, фото
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments