?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: история

Achtung! Der Feind hört mit!

А теперь немного сравнительной культурологии.

Вы, наверное, не раз видели в военных фильмах (а может, в немецких исторических музеях) надпись «Achtung! Der Feind hört mit!» («Ахтунг! Внимание! Враг подслушивает!») на фашистских радиоприёмниках или радиостанциях. Под этим девизом в Германии проводилась целая кампания, направленная на повышение бдительности военнослужащих и гражданского населения, особенно лиц, работающих с радиоаппаратурой. Был целый вагон плакатов, немало короткометражек, даже один полнометражный фильм сняли в 1940 году с таким названием.

Кампания началась одновременно со Второй мировой войной, 1 сентября 1939 года, и продлилась до её конца.Но фраза появилась гораздо раньше: в 1930 году Ханс Хеннинг Гроте выпустил книгу под названием «Осторожно! Враг подслушивает! История шпионажа во время Мировой войны и после неё». Подробнее про всё это можно почитать в Википедии, правда, на немецком языке.

А теперь, товарищи, слайды!Collapse )


Вот такой любопытный кусок прошлого я неожиданно обнаружил в августе прошлого года в Вюнсдорфе среди бывших зданий ГСВГ (строили их немцы, ещё в 30-е годы, перед Второй мировой). Часть из них заброшена, некоторые перестроили, теперь там квартиры. Войска закончили выводить в 1994 году. 17 лет прошло, а доска объявлений всё стоит.

Обратите внимание на фрагмент надписи с буквами «ЗГВ»: видна металлическая вставка, заменившая находившиеся там раньше буквы «ГСВГ».

Вюнсдорф. КПП



А это бывший КПП штаба ГСВГ. За этими воротами находится «Белый дом» — здание, в котором размещались штаб группы войск и, собственно, сам командующий группой. Советские военнослужащие прозвали этот дом «белым» из-за цвета колонн у входа:

Sperenberg. Tower



А это вышка на бывшем аэродроме ГСВГ в Шперенберге. Вернее, то, что от неё осталось.
Продолжаем вчерашний пост про Pan Am. Я там в конце возмущался, что, по мнению авторов эпизода, у нас при Хрущёве всё ещё какой-то 1937 год творился. Приставленная к экипажу американского борта экскурсовод даже цитирует comrade Stalin, что после XX съезда довольно трудно себе представить.

Трудно, но на самом деле можно. Вот посмотрите:



Снимок сделан на территории бывшего расположения одной из частей ГСВГ в Крампнице в марте 2000 года. Судя по внешнему виду стелы с лозунгом, установлена она было явно не при Сталине и даже, наверное, не при Хрущёве, а годах эдак в 70-х. Ну, может, в начале 80-х. Так что дело Сталина вполне себе дожило до вывода войск в 1994 году, а этот реликт достоял аж до 2000 года. Стоит ли сейчас, не знаю. Надо съездить в Крампниц посмотреть.


Ну, и чтоб два раза не вставать, вот вам ещё одна фотография, сделанная там же в то же время:



Март 2000-го, то есть с момента вывода войск не меньше шести лет прошло, а брошенная самоходка всё ещё стоит. Офигеть.


Автор обоих снимков — Тило Герке (Thilo Gehrke). Они взяты из его книги «Das Erbe der Sowjetarmee in Deutschland. Eine Bild- und Textdokumentation». Текст в книжке, скажем так, на любителя, а вот фотографии отменные. Рекомендую.


Надо и мне наконец собраться и сделать посты с кучей фотографий из Вюнсдорфа, Шперенберга и Ютербога.

Sowjetischer Ehrenfriedhof Baruth (Mark)



Есть к югу от Берлина такой городок Вюнсдорф. Там долгое время находился штаб Группы советских войск в Германии (ГСВГ). Многие, наверное, слышали.

Но, наверное, не все слышали о городке Барут, который расположен чуть южнее Вюнсдорфа. Городок маленький, но вот если ехать по трассе B96 из Вюнсдорфа в Барут, то с левой стороны окажется советское воинское захоронение, одно из крупнейших в земле Бранденбург. Его легко узнать по двум Т-34 на постаментах прямо у дороги и обелиску.

Начинаешь смотреть на даты смерти — и не можешь удержаться от слёз. Двадцатые числа апреля 1945 года. До 9 мая оставалось всего ничего...

Кладбище в идеальном состоянии. У входа стоят два стенда, на русском и немецком языках, с информацией о том, как это кладбище недавно реставрировали.

На стендах читаем, что министерство внутренних дел Бранденбурга выделило на эти работы 808 (восемьсот восемь) тысяч евро.

Российская Федерация «расщедрилась» на целых 72800 (семьдесят две тысячи восемьсот) евро.





Когда я это прочитал, мне захотелось порвать свой паспорт.

DDR-Grenzsoldaten am Brandenburger Tor

Я сейчас перевожу страшно скучный текст под названием "Положение о реализации статьи 6 Киотского протокола к Рамочной конвенции ООН об изменении климата". Этот текст меня порядком задолбал, поэтому вот вам картинка про ГДР.


Berlin -- Hauptstadt der DDR
Posten der Grenztruppen der DDR an der Staatsgrenze zu Berlin (West) am Brandenburger Tor
1976
Foto: Ganßauge

Так и подмывает собезьянничать подпись к картинке из этого поста, но меня, скорее всего, неправильно поймут. >;->

Рождённый в СССР -- 25!



Рождённый в СССР

Ю. Шевчук

Вначале был вечеp, потом настал я.
Вчеpа слово да ветеp, сегодня земля.
Hа кладбище стаpом, где воскpесали вpаги.
Я кое-что понял, встав с левой ноги.

Э-э-э-э-э-э-э-эй, pождённый в СССР!

Hи секyнды без дpаки, веpим в жизнь и смеpть.
В глаза твоей собаки, нам не стpашно смотpеть.
Сегодня победа, пойми и пpости.
Hам ничего не осталось, но есть что донести.

Э-э-э-э-э-э-э-эй, pождённый в СССР!

И чем дальше, тем кpyче. Ты почти закат.
Здpавствyй, дpевняя Рyсь! Я твой неpвный бpат.
Что веpнет нам надежда? Что спасет кpасота?
Ты вчеpа был хозяин импеpии, а тепеpь - сиpота.

Э-э-э-э-э-э-э-эй, pождённый в СССР!


_____________________________________________________________________



Ну, и до кучи:

Правда на правду

Ю. Шевчук

Страна швыряла этой ночью, мутной сволочью
И, разменяв добро на зло, как деньги старые на новые,
Рванула. Асфальт, когда он на щеке, как водка с горечью,
И окна, окна были первые готовые.

И зло на заливном коне взмахнуло шашкою.
Добро, оно всегда без кулаков, трясло культяшками,
Пыталось жалость убедить, помочь опомниться,
Но всё быстрее и точней летела конница

Аплодисменты на манеж под звездным куполом.
Повыпускала ночь зверей и замяукала,
И заалёкала, вспотела, вмиг состарилась,
И побледнела, и струхнула, и затарилась,

Чем бог послал. А чёрт, а чёрт, а чёрт подсунул им,
А он ведь старый театрал, ха-ха, он любит грим.
Тела вдруг стали все огромные да полые,
И пьяница сапожник в память нам оставил плёнки голыми.

Правда на правду,
Вера на икону,
А земля да на цветы,
Это я, да это ты.


Страна швыряла этой, этой ночью сволочью.
Закат, когда он на щеке как водка с горечью.
Страх покрывал все матом, будто потом, страх брёл по городу.
Ночное небо было дотом, оно ещё напоминало чью-то бороду.

Провинция зевала, душно нервно в телевизоры,
А кто-то просто шёл домой и ел яичницу.
Дышали трубы тихо, мерно под скальпелем провизора,
А кто-то в зеркале вертел уже своею личностью.

Страну рвало, она согнувшись пополам просила помощи,
А помощь танков по лоткам давила овощи.

Аплодисменты -- бис! -- везде ревело зрелище,
Стреляло право по беде -- увидишь где ещё?..

Страна рыдала жирной правдой, так и не поняв истины.
Реанимация визжала, выла бабой, последней нашей пристанью.
Пенсионеры с палками рубились в городки с милицией,
А репортёры с галками их угощали блицами.

Судьба пила, крестясь, и блядовала с магами,
Брели беззубые старухи да с зубами-флагами,
А повар голод подмешал им в жидкий стул довольно пороху,
Герои крыли тут и там огнём по шороху.

И справедливость думала занять чью-либо сторону,
Потом решила, как всегда, пусть будет смерти поровну.
Да погибали эти пули, эти окна первыми,
Все пули были здесь равны, все мысли верными.

Аплодисменты -- бис! -- везде ревело зрелище,
Стреляло право по беде --- увидишь где ещё?..

И лишь в гримёрке церкви пустота, в тиши да в ладане,
Где чистота да простота, где баррикады ада нет.
Она горела в вышине, без дыма пламени...
Я на колени тоже встал, коснувшись этого единственного знамени...

Правда на правду,
Вера на икону,
А земля да на цветы,
Это я, да это ты.


Страна швыряла прошлой ночью, мутной сволочью.
Страна скребла лопатой по крови, покрытой инеем.
Да, по утрам вся грязь, все лужи отражают синее.
Асфальт, когда он на щеке, как водка с горечью.

На память фото пирамид с пустыми окнами-глазницами.
Аплодисменты, чудный вид, с листом кленовым да с синицами.
А будущее, что только родилось, беззвучно плакало,
А время тикало себе, а сердце -- такало.

Правда на правду,
Вера на икону,
А земля да на цветы,
Это я, да это ты.
Вчера, 23 июля, исполнилось 10 лет, как не стало моего деда, вице-адмирала ВМФ СССР. Он всю жизнь прослужил Советскому Союзу — той стране, в которой я родился, которой я горжусь и которую сейчас почему-то поливают помоями.

Очень жаль, что мне было всего 13 лет, когда он ушёл из жизни. Ребёнок!.. Я тогда мало что знал и мало что понимал. А сейчас очень о многом хочется расспросить... как оно было... тогда... Но уже некого. Он мало рассказывал о своей работе, почти ничего: пройдя путь от простого матроса до капитана 1-го ранга, командира атомной подлодки, он потом служил в Генштабе и, наверное, рассказывать обо всём этом просто не имел права. Никому. А мне в том возрасте было и не особо интересно. Болван же я был!..

Я помню, что я тогда тихо сказал у гроба. Я не нарушил обещания. И никогда не нарушу.
Я помню, что ты мне сказал незадолго до смерти. Я стараюсь. Правда стараюсь!

Наверное, я мог бы стать лучше, правильней что ли... Во всяком случае, за примером мне далеко ходить не надо было. Примером был мой дед. А мне теперь надо очень-очень сильно постараться, чтобы хотя бы близко подойти к тому, кем и чем он был... Я не стал военным. Ну тогда хотя бы в том деле, которым я занимаюсь.

Ну ничего. Если всё то, что христианство говорит о времени, наступающем после смерти человека, правда, то через несколько десятков лет мы обязательно встретимся, и я задам тебе много вопросов. А ты мне много-много всего расскажешь.

Вечная память...

Стоя. Не чокаясь.

Profile

mic
beorn
Michael Peregudov
Website

Latest Month

November 2013
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner